Информационный портал специальных библиотек для слепых
Пропустить меню
Карта сайта  
Светлый по тёмному

Библиотеки для слепых
в регионах России

Центральный регион (17)
Южный федеральный округ (6)
Северо-Западный федеральный округ (9)
Дальневосточный федеральный округ (5)
Сибирский федеральный округ (11)
Уральский федеральный округ (4)
Приволжский федеральный округ (13)
Северо-Кавказский федеральный округ (6)
Севастополь. Республика Крым (0)

ОБД Мемориал

Развивать, не разрушая – признак зрелости


Ю.Ю. Лесневский, директор Новосибирской областной специальной библиотеки для незрячих и слабовидящих
Л.И. Логвиненко, директор Свердловской областной специальной библиотеки для слепых
Е.Л. Кислицина, директор Приморской краевой специальной библиотеки для слепых


           Рассказывают, что известный путешественник Тур Хейердал беседовал со старейшиной племени людоедов:
- Как вы поступаете с убитыми врагами? – спросил Хейердал.
- Мы их съедаем, - ответил представитель племени.
- Увы, так поступают только дикие люди,  - констатировал путешественник.
- А вы что делаете в Европе с убитыми?
- В соответствии с необходимыми ритуалами закапываем в землю.
- Нет, пожалуй, это вы – дикие и страшно нерациональные люди, - заключил старейшина.

               Этот исторический анекдот – лишнее подтверждение многообразия человеческих подходов к жизни. Вместе с тем всеядность, видимо, достаточно глубинное человеческое качество. Проникая через тысячелетия, оно пусть трансформировано, но присутствует и в современной профессиональной жизни. Мы все помним растерянность руководителей многих библиотек в начале решительных политических и социальных преобразований в России. Мы, конечно, помним, как это трудное время заставило многих из них спонтанно расширять направления своей деятельности. Выбора не было – учреждения нельзя было оставить без каких-либо ресурсов. В этой ситуации, библиотеки для слепых России не явились исключением. В те годы авторы этих строк неоднократно становились свидетелями, а иногда и исполнителями трудных решений, когда библиотека была вынуждена  разменивать приоритеты библиотечно-информационной и просветительской деятельности на случайные социально-реабилитационные, коррекционно-педагогические и даже спортивные мероприятия. По счастью, своевременная консолидирующая работа, поддержанная  в самое сложное время Министерством культуры РФ, фондом «Форсе», институтом «Открытое общество» позволила руководителям и ведущим специалистам библиотек для слепых России  в свободной дискуссии на различных конференциях и форумах определить стратегию своего общего развития. Главной составляющей этой стратегии явились методическая, инновационно-технологическая, информационно-ресурсная и просветительская функции специальных библиотек, как в отношении публичных, университетских, школьных библиотек, так и в направлении постоянно прирастающей клиентской группы: учреждений и организаций реабилитационной и социокультурной сферы. Во многом это стало следствием необратимого перехода в общественном и как часть его, профессиональном сознании, к модели независимой и равноправной жизни человека с ограниченными возможностями здоровья. Значительный вклад в продвижение этих представлений вместе с библиотеками для слепых уже вносят публичные и университетские библиотеки России. Широкое использование изданий нетрадиционных форматов, адаптивных компьютерных технологий, обмен информацией по проблемам реабилитации и социальной интеграции особых групп населения реально подтверждают появление нового набора социальных информационно-библиотечных услуг. Тем загадочнее на этом фоне выглядит желание концептуализировать «всеядную» деятельность библиотек для слепых. В этой связи ничего кроме благодарности авторы этой статьи не могут высказать Библиотечной газете, опубликовавшей статью М.П. Коноваловой «На повестке дня – социальные институты помощи» (№18, 2005). Эта публикация даёт нам счастливую возможность ещё раз обсудить многократно  разъяснённые вещи.  
            В этом году исполняется 85 лет Российской государственной библиотеке для слепых, но библиотечная и другая прогрессивная общественность будет праздновать не только юбилей замечательного коллектива, но и новый рубеж существования в России системы  библиотечного обслуживания слепых. Уже поэтому представление о системном подходе, как недостающей и соответственно неиспользуемой библиотекарями категории, вызывает изумление. Как известно, программно-целевой подход, базирующийся на системном подходе, позволяет точно структурировать предметную область для разномасштабных задач. За последнее десятилетие библиотеки для слепых России, используя программно-целевой метод,  успешно выполнили много межрегиональных и международных проектов, только Новосибирская областная специальная библиотека стала инициатором таких системоформирующих  работ, как: «Первая цифровая нить», обеспечившая развитие межрегиональной многоуровневой сети библиотек шести регионов от Дальнего Востока до Кавказа; «Виртуальный формат», позволившая специальным библиотекам войти в информационное пространство по протоколу Z3950 формата Русмарк, «На пороге смены технологий», предложившая новые организационные технические решения для сохранения и расширения важной социальной услуги – аудиокниги.
Возьмём на себя смелость утверждать, что программно-целевой метод в союзе с теорией систем уже давно приносит большую пользу значительной части профессионалов библиотечного дела. Конечно, мы не исключаем обстоятельств, когда любой из нас  в новом вопросе может стать мольеровским господином Журденом, с удивлением открывшим для себя, что говорит прозой. Видимо, не исчерпаны случаи, когда наши коллеги нуждаются в методологической рефлексии. Но мы уверены, что в библиотечном сообществе всегда найдётся много специалистов, готовых прийти им на помощь.
Теперь немного о вечном… «Проникновение и засилье современной западной масскультуры, основанной на культе жестокости» -  оно, конечно, есть, куда без проникновения в государстве, которое объявило себя частью мирового информационного пространства. Только вот библиотеки для слепых на своих полках встречают не больше 2-3% всего издаваемого в нашей стране. Перевод документов в специальные форматы (звук, шрифт Брайля, «крупную букву») дорог и требует особых усилий и в центре и на  региональном уровне. Мы убеждены, что неслучайные по своему составу редакционно-издательские советы специальных библиотек вполне справляются с отбором лучших изданий. Реальная проблема, как многие помнят, существовала лишь в отношении случайного повторения репродуцированных версий одних и тех же изданий. Случалось, к знаменательной или юбилейной дате библиотеки, представляющие разные территории страны, переводили в доступные форматы одни и те же книги. Но это уже практика прошлого. Очевидную нерациональность исключило опережающее согласование издательских планов ведущих региональных библиотек для слепых. Есть другая проблема  - недостаточное разнообразие изданий в доступных форматах на национальных языках, в этой связи призыв автора «способствовать распространению в обществе традиционно русских ценностей …» 71 специальной библиотекой нашей многонациональной страны не только выполняется, но и перевыполняется за счет колоссального потенциала мудрости, заключенного во многих изданиях авторов народов России. Гуманизм великих мыслителей и литераторов Ильина и Достоевского – вещь бесспорная, но в поиске основ толерантного отношения к людям с сенсорными или физическими ограничениями иногда достаточно обратиться к каноническим текстам. В пересказе Евангелие от Иоанна говорится: «Не виноваты ни сам слепой, ни родители его, но свершилось это для того, чтобы на нем явились дела Божии».  Коран даёт пример собирательного образа человека, требующего особого внимания: «Милостыни – только для бедных, нищих, работающих над этим, тем у кого сердца привлечены на выкуп рабов, должникам, путникам …»(Сура Покаяния, стих 60).  Тора потрясает лаконичностью:  «Не злословь глухого», «Не клади препятствие перед слепым» (Глава 19 стих 14).
         Узнавание – это лучший путь к пониманию. А понимание - это важнейшая составляющая адекватного отношения. Все это делалось и делается десятками   тысяч библиотекарей России, подчас волонтёрски обслуживающими сотни тысяч читателей с особыми нуждами. «Занятия по сострадательному отношению к инвалидам» – область для нас пока неизвестная, поскольку, как нам представляется, миссия публичных, а равно специальных библиотек - на профессиональной основе обеспечивать доступ к информации, образованию и ценностям культуры для всех граждан страны, с учётом наличия у них тех или иных ограничений. Эти люди абсолютно равны нам и в правах, и в стремлениях реализовать свою независимую и уникальную жизнь. Они ждут от общества последовательного устранения барьеров: информационных, правовых, архитектурно-градостроительных, психологических  и т.д. В этом отношении более близкой для библиотечной деятельности является, например, предоставление    информационного ресурса, характеризующего благотворительность в различных аспектах (статистическом, теоретическом, экономическом). Подобная социально-информационная функция библиотек на практике обеспечивает возможность  поддерживать эти процессы, указывая, как  более эффективно воздействовать, например, на мотивы бизнеса и, соответственно, успешно переводить их в разряд стимулов. Свободный доступ к информации – это способ перераспределения богатства. Мировая информационная инфраструктура и межбиблиотечные корпорации – это тот ресурс, который необходимо открыть пользователям с самыми сложными ограничениями для того, чтобы они стали сильнее.
 Многие библиотеки для слепых, в силу своего узлового информационного положения в социальной политике своего региона, часто притягивают к себе многоликий отряд лидеров воспитательно-образовательной, правозащитной, духовно-просветительской, оздоровительно-реабилитационной и иных  сфер деятельности. Если учесть, что каждое из этих направлений имеет своё понимание поля сотрудничества, свой профессиональный язык, логику и традиции, отшлифованные десятилетиями, а чаще столетиями целенаправленной работы, то, как правило, мы имеем дело лишь с возможной коалицией интересов, и крайне редко – с пониманием нашими партнёрами библиотечного дела как социального института. Именно отсюда, во многих случаях, прибывают филантропические взгляды на слепого в терминах заботы, ухода, утешения. Именно здесь, в свою очередь, и возникает непреходящее значение библиотеки как центра интеллектуальной и культурной жизни, создающим атмосферу, исключающую чувство жалости к человеку с ограничениями, а главное,  предубеждения о его несостоятельности.
Мы ещё раз согласимся с цитируемым автором, что не все проблемы информационно-библиотечного и социокультурного  обслуживания особых категорий населения решены к настоящему времени, но мы ещё раз не согласимся с тем, что единственный,  и, самое главное, эффективный путь к этому - создание особой подсистемы библиотек для «обслуживания и социокультурной реабилитации инвалидов всех категорий». Тенденция к интегрированной модели обслуживания данных категорий читателей сегодня стала общей практикой публичных, университетских, школьных и специальных библиотек. Скрытым подтверждением этого  является уже то, что эта тема становится  всё реже обсуждаемой с методологической точки зрения. Мы позволим себе использовать один образ: если карлик встанет на плечи гиганта, то он увидит  дальше, чем видел раньше, но ему надо помнить, что в этот момент он стоит на плечах гиганта.  Библиотечная система России – как раз тот гигант, который позволяет всем нам – отдельным библиотекам - искать новаторские пути своего развития. Однако представляется очень рискованным желание встать на плечи сразу нескольким гигантам. Опасность внеотраслевого расширения поля деятельности библиотек  многократна:
- на уровне  сознания отдельного специалиста возникает парадигмальный коридор, уводящий его из библиотечной профессии;
- на уровне местного администратора в его искреннем стремлении удержать расползающийся бюджет возникает искушение «подвесить» библиотеке безусловно важные, но не свойственные ей функции;
- на уровне отрасли культуры в условиях радикального обновления ее системы контроля и регулирования новый вид деятельности может быть признан небиблиотечным и переадресован, например, в «третий сектор».
Кстати, о «третьем секторе». Это поле деятельности неправительственных и некоммерческих организаций уже давно используется многими библиотеками как область социального партнерства для расширения состава своих культурно-реабилитационных услуг. Сюда же относятся и совместные проекты с общественными организациями. Хороший  пример объединения усилий с ними -  перевод дорогой, но социально значимой информации, в разряд бесплатной для самых широких слоев общества. На наш взгляд, механизм межсекторного сотрудничества устраняет обезличивание информационно-библиотечной деятельности на ниве социальной работы. Более того, есть многочисленные примеры, когда организации, представляющие интересы особых групп населения, в рамках своей уставной деятельности создают народные библиотеки и, соответственно,  нуждаются в методической и информационной поддержке профессионалов.        Именно здесь снискали в своих регионах престиж и доброе имя многие социально ориентированные  публичные, университетские и специальные библиотеки.
В концепции Федеральной целевой программы «Культура России (2006-2010 г.г.)» сказано просто и понятно: « обеспечить повышение роли культуры и книги в укреплении институтов гражданского общества, формировании социально активной личности, защите социально уязвимых категорий граждан;» - так это как раз то, что умело, адресно и из-за всех сил делали, делают и, надеемся, будут делать специальные библиотеки России.